19:27 

Фандомная битва-2012 - Как мы спасались от боргов-2

Египетская мау
усата-полосата
Название: Как мы спасались от боргов
Автор: Египетская мау
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Майка, Клэр, Сайлар, Хиро, Питер и другие
Категория: джен, пре-гет
Жанр: юмор
Рейтинг: от G до PG-13
Краткое содержание: Хиро Накамура не справляется со своей способностью, Ной волнуется, а Сайлар и Клэр попадают в переделку.
Примечание 1: кроссовер со Стар Треком. POV персонажей.
Примечание 2: может рассматриваться как сиквел к "Звероловам"

Майка
Когда Хиро поднатужился и переместил нас с Питером в Куб, я почувствовал себя… странно. Задача казалась лёгкой – там, в Нью-Мексико. Подключиться к первому же порту и передать приказ… но на деле я, честно скажу, растерялся. Я готовился к тому, что Куб будет враждебен, что не сразу найду порт… что борги перехватят нас прежде, чем я успею поговорить с системой и упросить её помочь нам. Обычно у меня не бывает проблем с техникой, на то я и технопат, но тут… всё оказалось не таким, как представлялось. Куб, понимаете, он словно вибрировал, даже воздух в коридорах был зыбким, так мне почудилось. Я потянулся к порту в ближайшем ложементе, но Питер перехватил мою руку, внимательно оглядывая некрасивые и запутанные внутренности этого корабля.
– Погоди-ка, Майка, не спеши, давай сначала оглядимся. Не хватало тебе подцепить какой-нибудь вирус от чокнутой машины. Она всё-таки не земная.
– Ты тоже чувствуешь, что с машиной что-то не то? – спросил я с удивлением: Питу не полагалось ощущать машину, он продублировал способность Хиро, чтобы подстраховать нас, если у японца что-то не получится. Питер неопределённо пожал плечами и двинулся вперёд:
– Они не могут умереть, – не отставайте, – сначала найдём их. Разберёмся.
Мы отправились за ним. Я глянул на Хиро. Он был тихим и сосредоточенным таким... мне это нравилось. Я видел, что Хиро ничего не боялся. Виноватость с него сошла, а решимость осталась. Таким он был на Кирби-плаза, я помню.
Тут раздался дикий крик и следом отборная брань полусорванным голосом. Мы ускорили шаг, хотя я мгновенно вспотел от ужаса. Идти оказалось недалеко, и мы поспешили по коридору в ту сторону, где орал и ругался Сайлар, и только старались не ступать в подозрительные оловянные лужицы и кучи какого-то деформированного железа.
– Гэбриэл повоевал, – тихо произнёс Пит, перешагивая через баррикаду из верхних половинок боргов, вплавленных в палубу.
– Отстаньте от него, чёртовы ублюдочные уроды! – а это был голос Клэр. Бабушка за такое шлёпнула бы меня по губам и сказала: «Речь, Майка! Следи за речью, молодой человек!»
Хиро ускорил шаг настолько, что почти побежал, а Сайлар уже где-то близко снова разразился бранью, и я опять вспомнил ту ночь, когда познакомился с ним, вспомнил, как я вздрагивал, глядя из темноты на дырки от пуль в его – моей! – одежде, чёрно-багровые, настоящие. И как дыхание перехватило, когда он опрокинулся в воду.
– Не пойму, что с Кубом-то творится, – озабоченно сказал Питер, разглядывая беспорядочные стайки огоньков. Те носились по рядам индикаторов, вспыхивали безо всякой системы, рождественская иллюминация, да и только. Но некогда было тормозить и разбираться. Мы повернули ещё раз и вдруг выбежали в операционный отсек.
Хиро машинально прижал меня рукой к пухлому боку, а другой рукой закрыл мне глаза, как маленькому, и я с раздражением оттолкнул его – вот ещё, нашёл ребёнка! Я примерно представлял себе, что увижу – ну, это и увидел, только всё оказалось ещё страшнее и отвратительнее.
В открытом отсеке корабля кровь залила всю палубу, и гирлянды нежных перламутровых кишок свисали вперемешку со связками проводов с краёв сияющих баков. На двух столах были растянуты креплениями и ремнями наши бедняги, и несколько боргов усердно пытались привести их внешний вид и внутреннее содержание в соответствие с программой. Ничего у них не получалось. Отпиленная по локоть левая рука Клэр уже вырастила зачаток кости и переплетение юных сосудов, и всё это укреплялось и подрастало на глазах, и так, похоже, было во всём. На подставке между столами уже лежали в ряд четыре тёмно-коричневые печени и не меньше десятка глазных яблок со светло-голубыми и карими радужками. Борги упорно пытались вживить оптические анализаторы Сайлару и Клэр и раз за разом удаляли им левый глаз, прилаживая искусственный, но у ребят вырастали новые глаза и вытесняли протезы прочь. Борги начинали всё заново, и когда я увидел, как Сайлар забился в путах и выстрелил круглым объективом в шлем ближайшему андроиду, меня замутило. Я никакой не маленький, вот ещё, но Питер хорошо сделал, что затащил меня обратно за угол и подвёл к пустому ложементу.
– Давай, Майка, рискнём, – сказал он решительно, – машина есть машина, верно?
– А живые люди – это живые люди, – ответил я и положил ладонь на порт. И попросил машину – так сильно попросил, пожалуйста, остановить эту дурацкую программу и не ассимилировать этих людей… Не ассимилировать против воли и не причинять боли ни землянам, ни ромуланцам, ни вулканцам, не ференги, ни клингонам, ни баджорцам, ни кардассианцам, и никому вообще, кто не просит об этом, и я ревел перед портом и просил, просил, так просил, и ощущал, как отвечает и жалуется мне Куб, как растеряна и полуразрушена противоречивыми командами машина – я знаю, она тоже живая, только по-другому.
Куб сбоил, потому что я просил его так, что машина не могла отказать, но была ещё одна воля, которая отдавала противоположные приказы. Я совсем потерялся в этом противоборстве, забыл о времени и перестал слышать звуки – и вдруг разом точно порвались невидимые нити, и оторвался тяжёлый груз. Вдруг стало легко, и я ощутил, что Куб словно перестраивается и начинает работать слаженно. Открыл глаза – и увидел, что борги расходятся и возвращаются на платформы. Посмотрел на столы – и не увидел ни Сайлара, ни Клэр.
– Где они? – спросил я у Хиро, который сурово и внимательно смотрел на меня. Я вытер рукавом мокрые глаза и повторил: - Куда они делись, Хиро? Где Питер?
– Борги унесли их, Питер побежал за ними. Мы не могли до тебя докричаться. Твоя способность, Майка, она… – Хиро покрутил круглой головой и закончил: – очень страшная. Ты будто становишься частью машины. Я боялся… неважно. Нужно идти, Майка. Нужно найти их. Ты можешь найти их?
– Ну конечно, – сказал я и снова положил ладонь на порт. Теперь индикаторы не горели беспорядочно, теперь Куб сам показывал нам дорогу, и мы побежали, так быстро, как позволяли короткие толстые ножки Хиро, по коридорам, с палубы на палубу в грубых подъёмниках без стенок, куда-то вниз… к шаттлам, понял я, когда мы оказались в ангаре с аппаратами. Куб готов был расстаться с нами, и я надеялся, что повлиял на программу достаточно, чтобы они улетели из этой части Галактики и сделали то, о чём я их попросил. Ведь я технопат, мне положено договариваться с машинами. Даже с тем злым искусственным разумом, который так упорно сопротивлялся.
Из-за ближайшего шаттла выскочил Питер и махнул нам рукой. Мы подбежали к нему.
– Что ты им сказал, Майка? – спросил он. – Почему борги вышвырнули их в космос?
– Это не я! – но Питер уже не слушал, он ощупывал шаттл, пытаясь понять, как тот открывается.
– Открой, Майка, – попросил он, – ради бога, скорей, если Куб сейчас улетит, мы их потеряем.
Я прижал руку к замку, и дверь шаттла поднялась. Открылось тесное чрево, пахнущее машинным маслом и резиной. Мы вбежали внутрь, люк закрылся, мигнул свет, включилась система жизнеобеспечения, и я снова положил ладонь на консоль, прося выпустить нас из ангара. Огромные двери начали расходиться, ожил автопилот, и в открывающейся перед нами черноте я увидел две маленькие человеческие фигурки, выброшенные в пространство. Куб сам выводил шаттл, и я больше ничего не мог сделать. Но одно следовало прояснить:
– Был ещё кто-то, Питер, кто-то пытался мешать.
– Королева, – сказал вместо Питера японец и кивнул, как будто мы нуждались в дополнительном подтверждении. – Королева должна была бороться за Куб.
– Она и боролась, – вздохнул я. – Хотел бы я знать, чью программу выполняет Куб сейчас.
Мы оглянулись и увидели через иллюминатор, как Куб, набирая скорость, удаляется от нас, бросая и шаттл, и двух странных особей, которых так и не сумел ассимилировать.

Питер
Они дрейфовали, раскинув руки и ноги, как будто плыли по небу. Странные конструкции, которыми им пытались заменить руки, теперь летели рядом с ними на проводах, живые руки выросли снова, и снова восстановились глаза. Сейчас глаза были закрыты, я видел в обзорном окне, что голубоватые лица Гэбриэла и Клэр казались стеклянными, так обледенели. Оба они были похожи на совершенные статуэтки из стекла, зачем-то одетые в кожаные комбинезоны. Правый бок у обоих был обнажён, но на коже не осталось ни раны, ни шрама, не осталось, видимо, и той электронной начинки, которой их пытались нафаршировать. А если что-нибудь осталось? – подумал я, – если какие-нибудь наноботы преспокойно циркулируют по организму и не вызывают отторжения, как же мы их определим и вытащим? Ведь Суреш не справится. У него ни лаборатории, ни толкового оборудования, одна гениальная голова, но всё-таки не настолько же гениальная?
Может быть, выручит Майка?
Я посмотрел на мальчугана. Майка пялился в обзорное окно, и глаза у него были круглые, а кудряшки взмокли от пота.
– Они похожи на стеклянных человечков, – сказал он дрожащим голосом. – Представляете, а если бы нас тут не было?!
Майку явно не волновали наноботы. Накамуру тоже. Я снова взглянул в космос, на две брошенные фигурки.
Едва ли сейчас, в этом абсолютном холоде, они что-то чувствовали, но правая рука Гэбриэла держала Клэр за левую руку, и, видимо, это было его последним осознанным действием. И я подумал, как Майка: а если бы нас тут не было? Если бы борги, отчаявшись укротить странную природу пришельцев, избавились бы от них, как от мусора, и улетели дальше? Те так и плыли бы вечно, не живые и не мёртвые, без надежды, что кто-нибудь на них наткнётся и вернёт в тепло и жизнь? И хотя в шаттле стало жарко, и технической смазкой воняло почти невыносимо, меня продрало морозом по коже.
– Майка, – начал я.
– Да-да, я сейчас, – засуетился парнишка, – сейчас попрошу затащить их…
И послушный его воле шаттл выпустил тяговый луч и втянул оба тела в шлюз. Майка, медитирующий над консолью, скоро кивнул нам и слабо улыбнулся, и тогда внутренняя дверь шлюза зашипела и отошла, и мы с Хиро приблизились к ним.
Хиро было потянулся, но я остановил его:
– Не трогай, сейчас ты только отломишь от них что-нибудь, – и Накамура пугливо, как ребёнок, прижал к груди ручки. Так мы и оставили их лежать на полу шлюза, пока не увидели, что они не стеклянные больше, и что нагрудники у них едва заметно поднимаются и опускаются от дыхания.
– Невероятная способность, – подумал я, и оказалось, что подумал вслух, потому что Хиро кивнул, присел на корточки перед Клэр и робко коснулся её гофрированного резинового плеча пухлым пальцем.
– Болельщица, – сказал он, – я сожалею, так сожалею!
– А обо мне? – хрипло спросил Гэбриэл, и Клэр молча повернула голову к своему спутнику. Хиро собрался было ему ответить, но вовремя заметил, что двое на полу замкнулись друг на друге и его ответа не ждут. Тогда он поднялся и отошёл к Майке, а Гэбриэл произнёс, задрав мокрую бровь:
– Я всё жду, когда ты скажешь мне спасибо – за то, что не чувствуешь больше боли.
– Не дождёшься, – без паузы отвесила Клэр, и тот усмехнулся:
– Ну конечно.
– Но я скажу тебе спасибо за другое, – продолжила она каким-то новым тоном. Таким, что я тоже отвернулся и отошёл к Хиро и Майке. Может быть, я знал, за что. Может быть, догадывался только отчасти. Я бывал в памяти Сайлара, и не однажды, и знал его, может быть, лучше, чем даже родного брата. Так что я был в курсе, как он умер за Элль без надежды на воскрешение. Я видел, что он не пережил смерти сына – впрочем, мы изменили это будущее. Нетрудно было совместить всё это с тем, что осталось в Кубе от нескольких боргов – попытка ассимилировать Сайлара и Клэр обошлась Кубу дорого. Возможно, борги пострадали бы куда сильнее, если бы Сайлар не был связан присутствием Клэр. Я даже подумал, не переключал ли он их внимание на себя специально и не длил ли собственные страдания, чтобы Клэр могла напоить свою ненависть к нему и жажду мести. За это она благодарила его? Или, может быть, главное было в том, что когда Клэр осталась с космосом – и вечностью – один на один, вдруг оказалось, что её держат за руку?

Майка
Тут меня поразил Питер. Я думал только о том, как здорово, что мы подоспели вовремя, и как теперь будем возвращаться обратно, а Питер вдруг сказал:
– Меня одного волнуют микросхемы у них внутри?
– Питер Петрелли, – изумился Хиро, – разве ты не видел? Их организмы отторгают всё чужое!
– Питер прав, – сказал Сайлар с пола, уже сидя и осторожно крутя левым локтем в коротком кожаном рукаве. Клэр села тоже и принялась сводить вместе части комбинезона на голом боку, и бок был весь в растаявших кровавых разводах. Сайлар машинально потянулся помочь, и так же машинально она шлёпнула его по пальцам. Сайлар зашипел, прижал руку к животу и несколько секунд пережидал боль – пальцы хоть и не отвалились, но, видно, жутко заболели, как у меня однажды, когда в Нью-Йорке выпал снег, и я заигрался.
– Что-то чувствуешь? – деловито спросил у него Питер.
– Понимаю, как работает, – ответил Сайлар, поднимаясь и подходя к нам. Клэр закатила глаза и с треском оторвала что-то острое от своего комбинезона. Несколько минут она была занята, протыкая в краях прорехи дырки и продевая сквозь них тонкий провод, чтобы закрыть бок. Сайлар правой рукой ощупал свой комбинезон, нашёл три зажима и закрыл брешь на боку наглухо, не отрывая глаз от обзорного окна.
– Люди, – сказал он тонким голосом. – Вы посмотрите!
И мы впервые смогли рассмотреть всю красотищу за бортом спокойно. Болтались в борговской скорлупке посреди Вселенной и задыхались от восторга. Космос – это же такое! Такое, что и сравнить не с чем по красоте и огромности – когда не волнуешься о том, что твои друзья оказались за бортом без скафандров.
– Я даже не мечтал об этом, – сказал Сайлар, а Хиро одновременно с ним произнёс:
– Я мечтал об этом всю жизнь.
– Так как работает? – Питер первым пришёл в себя. Или, может, он между нами самый взрослый, ответственный и всё такое. Сайлар вроде старше его, но вёл себя иногда, как пацан, а Питер не позволял себе расслабиться даже сейчас.
– Тут они, циркулируют по сосудам, – тихо сказал Сайлар, и Пит кивнул, как будто уже знал это. – От крупных деталей мы избавились сразу, а эти совсем крохотные.
– Нужны современные технологии! – воскликнул Хиро.
– Вот именно.
– Нужно найти «Энтерпрайз»!
– А здесь не уверен, – продолжил Сайлар, и Питер снова кивнул, а Хиро взглянул на них, как обиженный ребёнок.
– «Энтерпрайз», – повторил он тихо, словно в надежде, что его расслышат получше и тогда поймут.
– Хиро, ну подумай сам, какова вероятность, что сейчас, тут, в двух шагах от нас пролетает «Энтерпрайз»? – рассудительно сказал Питер, и я подумал – да уж… Хоть бы кто-нибудь пролетел…
– Что это за вселенная, в которой не пролетает «Энтерпрайз»? – спросил Хиро с искренним недоумением. – Я такой не знаю! Я послал болельщицу и залде… извините, мистера Сайлара-саму! Послал их в правильную вселенную! Поэтому пусть Майка-сама посмотрит и поговорит с машиной – пожалуйста, Майка-сама! не может быть, чтобы здесь не пролетел «Энтерпрайз»!
Клэр между тем затянула прореху, завязала провод на бантик, подошла к нам и уселась в кресло второго пилота. Теперь все смотрели на меня, и я послушно поговорил с бортовым компьютером.
– Ну что? – в нетерпении спросил Хиро, плюхаясь в кресло штурмана. Сайлар ненавязчиво устроился на подлокотнике кресла Клэр, а Питер отошёл вглубь и уселся в единственное оставшееся – посередине. Капитанское, наверное. Сиденья по бортам шаттла не в счёт.
– Шаттл говорит, что сенсоры опознали звездолёт класса «Конституция».
– А я что говорил? – спросил Хиро и пожал круглыми плечами – мол, кто бы сомневался.
– Обалдеть, – сказала Клэр. – Так не бывает.
– Бывает, – ответил я и тоже пожал плечами: – Вот, звездолёт класса «Конституция», называется «Интрепид».
– Хорошо, – сказал Сайлар, склонив голову набок и задумчиво разглядывая бантик.
– Как «Интрепид»?!! Что хорошего? – завопил Хиро.
– Много хорошего, – заметил Сайлар. – Во-первых, нас найдут.
– Во-вторых, там есть медицинский отсек, – добавил Питер, – нам не обязательно рассказывать о себе всю правду, чтобы получить помощь.
– В-третьих, слава богу, это действительно Федерация, а не какая-нибудь зеркальная вселенная, – вмешалась Клэр. – Не какая-нибудь фашистская империя, помните тот эпизод, где Чехов напал на Кирка?
– Расскажи мне после, я не смотрел, – оживился Сайлар, и Клэр заключила:
– Позорище.
Один Хиро не радовался и не мог поверить в такую несправедливость. Он выглядел настолько расстроенным, что Клэр поднялась, обняла его и сказала:
– Вселенная такая огромная, Хиро! И она правильная, в ней точно где-нибудь пролетает «Энтерпрайз»! Просто он сейчас в другом этом… как его…
– Квадранте, – подсказал я. Ещё не хватало, чтобы Хиро от огорчения вернул нас не в то место или не в то время.
Руку я забыл снять с консоли, так что едва «Интрепид» вызвал нас на связь, бортовой компьютер уже вывалил на меня кучу информации о звездолёте, от количества палуб до варп-скорости, которую он развил, спасаясь от боргов несколько часов назад. Выходило, что если бы не появление на борту Куба Сайлара и Клэр, «Интрепид» мог погибнуть, а так мы вмешались, Куб пообщался с нами и улетел, а «Интрепид» вернулся. Экипаж был почти сплошь вулканским, а вулканцы, вы же помните, одну эмоцию очень уважают. Любознательность.
И прежде, чем нас спросили о чём-либо, я уже посылал им просьбу о помощи, открыл глаза, завершив передачу, – и увидел в обзорном окне, на фоне космоса, изображение оливкового лица капитана, который спрашивал нас о чём-то на незнакомом языке, и глядел на Сайлара с особой пытливостью. Я уже знал, почему: шаттл рассказывал, что «Интрепид» запрашивает свой компьютер о местонахождении коммандера Спока, образы проносились в уме, и знаете, Спок здорово похож был на мистера Грея, уж не знаю, почему. Я-то, в отличие от Хиро, новый Трек хоть и ждал, но без фанатизма, и за кастингом не следил.
А затем они опустили щиты и транспортировали нас всех разом, и перед платформой уже поджидали нас врачи и гравиносилки. Сайлара и Клэр уложили на них, не слушая возражений, и направили в медотсек, нас с Хиро и Питером просканировали, засомневались, провели над нами устройствами снова… и, окружив охраной, сопроводили туда же, следом за носилками. А я не знал и узнать не мог, что их в нас насторожило. Кроме способностей, ничего на ум не шло. Может, сканер их распознал? Я оглянулся на Питера, тот шёл спокойно, чуть ли не вразвалочку, и я тоже перестал волноваться. Это же нам на руку, что нас не разлучили. Нам бы только знать, что из ребят вынули все борговские девайсы – и можно убираться к себе. Домой. Пусть простят нас вулканцы, что уйдём мы по-английски, не прощаясь.

…Хиро перенёс нас так уверенно – только почему-то не в дом, а на дорогу. Мы увидели перед собой низкий белый заборчик, у забора стояли и глазели на наш дом двое ребят лет двенадцати. Когда мы возникли у них за спиной, они оглянулись и уставились на нас. А я почему-то загляделся на Губку Боба на футболке того паренька, что потолще, ухмылка у Боба была идиотская. Паренёк от изумления при виде нас открыл рот, и только что откушенная вафля медленно свалилась ему на грудь, скользнула по Губке Бобу и приземлилась возле кед.
– Вау! – сказал он.
А второй добавил:
– Вы ролевики, что ли? Боргов косплеите? Кру-то-о!!
– Иди, мальчик, сделай себе такой костюм на Хэллоуин, – мрачно предложила Клэр, и Сайлар, развлекаясь, повернул к ней голову, разделив движение на три чёткие фазы. А он смешной.
– Робокоп, – сказал толстый ребёнок.
– Коммандер Дейта, – не согласился Хиро.
– Тебе заняться нечем? – спросила Сайлара Клэр и добавила, адресуясь уже к «Губке Бобу» и его приятелю: – Валите, дети, а то мы вас ассимилируем, – и те почтительно убрались, оглядываясь на неё и Сайлара и переговариваясь. До нас долетело только:
– …а я говорил… а ты – секта, секта…
– А почему не в дом, Хиро? – спросил озабоченно Питер, и Накамура пожал плечами:
– Это место я представлял ярче всего.
Мы шли по дорожке к крыльцу, я смотрел на опавшие листья на газоне, похожие на пережаренные кукурузные хлопья, и мне казалось, что нас не было… несколько дней, а не пару-тройку часов. Главное, мне этого времени хватило, чтобы понять, что не хочу я, как хочет Моника, спокойной тихой жизни. И возвращаться в ту гостиницу не собираюсь, а хочу остаться тут, с нашими – с Клэр, и Хиро, и Питером, и с Сайларом. И вот я шёл и думал, позволят ли мне остаться, и то ли я как-то громко думал, то ли Сайлар не врёт, что всё понимает, но он ни слова мне не сказал, а только хлопнул по плечу, когда мы на крыльцо поднялись, и я понял, что по-другому ведь и быть не может – ну где мне жить, как не с ними? Тут я пользу могу приносить, тут моя способность при деле.
В дом я вошёл уже совсем спокойный. Только что было тихо, казалось, нас не заметили, и вдруг стало шумно и многолюдно, из кухни выглянул Мэтт с малышом на руках, а из кабинета – мистер Беннет и незнакомая красивая женщина с холодной улыбкой – знаете, бывает такая улыбка, когда человек обозначает, что он улыбается, а на самом деле ему, может, наоборот, грустно.
– Клэр, – громко сказал мистер Беннет и подошёл к нам. Они с Клэр обнялись, никого не стесняясь, и Сайлар начал было тихо отступать в сторону ванной на первом этаже, но там в коридоре уже стояла миссис Петрелли и молча смотрела на него и Питера. Выражение лица у неё вообще-то нечитаемое, но Сайлар, похоже, что-то прочитал, и Питер тоже, потому что плечи у них ощутимо расслабились, и никто уже никуда не спешил. Миссис Петрелли посмотрела мимо них, на меня, и мне отчего-то стало жарко, и захотелось скорее сесть за компьютер и узнать что-нибудь важное.
Последним откуда-то из подвала вышел доктор Суреш с пробирками в обеих руках, улыбнулся и сказал:
– Вернулись, – а Питер посмотрел на пробирки и сказал, обращаясь ко всем сразу:
– Вам не кажется, что доктора Суреша давно пора обеспечить приличной лабораторией? – и Мохиндер посмотрел на него с уважением.

Конец

@темы: Heroes, Star Trek-XI, Sylar, фанфики

URL
Комментарии
2013-01-30 в 04:10 

Star Trek Universe
Здравствуйте, Египетская мау
Сообщаем Вам, что Вашу запись добавили в Обзоры Трек-фэндома за 28.01. Если Вы против, сообщите нам, пожалуйста, здесь (с ссылкой на запись), в комментарии к обзору или на u-mail сообщества.
Подробнее с правилами и принципом действия Вы можете ознакомиться здесь.
С уважением, дежурный на Star Trek Universe.

   

Челнок космических котов

главная